Недавно я готовила большой и сложный материал.

Статью, которую писала трясущимися от волнения руками. Я погрузилась в мир, где каждая точка казалась мне болевой и я с каждым следующим шагом боялась вдохнуть, словно я могу нарушить чей-то мир одним своим присутствием. Материал был о том, как живут в Украине трансгендерные люди – те, кого шаблонно называют трансгендерами, транссексуалами, трансами и т.д. Понимая, что мне предстоит войти в пространство глубоко личных фактов, которые мало с какими друзьями обсудишь, я с некоторым ужасом думала, что в консервативной и не толерантной стране они немного в аду.

Мне довелось пообщаться с четырьмя транс-людьми (это наиболее верная формулировка). Еще на этапе подготовки я усиленно заставляла себя дышать спокойно и размеренно, пытаясь самой себе объяснить – пока еще все в порядке. Я еще никому не причинила боли. Я еще не спросила ни о чем, что разбередило бы раны. Или мне так казалось.

Сначала я думала, что это только наша страна бывает так жестока из любви. Она еще такая во многом молодая, зажатая, забитая и запуганная, так много страдавшая нация – из сострадания и страха на всякий случай негласно, но запрещает любые проявления, которые не из шаблона “порядочная женщина” или “приличный мужчина”. И если ты не хочешь выглядеть приличной девочкой, тебя предадут анафеме уже у подъезда, твоя личная walk of shame начинается еще дома и будет преследовать тебя тысячей глаз, куда ни сверни. Если ты не стандартный гопник с района, то на районе лучше и вовсе не жить. Не отличайся или умри.

Но потом вспомнила, как стилисты всего мира учат правильно одеваться, чтобы произвести впечатление серьезного ответственного человека. Как женщин учат улыбаться и деликатно кокетничать. Все эти “ты же леди”, которые мама внушала мне с пеленок, говорят всему миру. Таблоиды пестрят подборками икон стиля рядом с топ-10 худших нарядов, и да, 1 час в неправильном костюме вполне может стоить карьеры. Все помнят и платье из мяса, и любой выход из звезд СНГ. Выход за рамки разрешен только Сердючке и Джимму Керри.

Шаблоны в нашем мире на целой планете – это норма. Это наша суровая и жестокая данность, в которой женщине легче и проще, если она роскошная белозубая красотка с упругой грудью и локонами. Где мужчина суров, в пиджаке и при символах власти вроде большого страшного черного авто. Мы все откликаемся на внешнее гораздо раньше, чем включается логика и здравый смысл. Все та же Леди Гага на своих фото в инста – простая симпатичная девчонка с района, брюнетка, любит йогу. Звезды в быту выглядят самыми обычными людьми, но каждый пас без макияжа и в пижаме согласуется с пиар-службой – миллионами контрактов рисковать не так просто. А теперь представьте, что вы не просто не хотите надевать все эти атрибуты приличного человека, но вас физически тошнит от навязанного образа. Легко, правда? Но вам нельзя. Потому что нельзя и все тут. И вы обязаны натянуть пиджак и галстук. И те жесткие туфли.

И это только первый, “вещевой” взгляд. Дальше шаблоны на тему поведения, где бизнес-леди равно стерва, где мужчина должен быть альфа, а женщина непременно бета, где для каждого прописана социальная роль с атрибутикой, без которой ты становишься неудобным, не вписываешься в ожидания и становишься “чота не то”, где все в твоем мире будут объяснять через призмы твоей инаковости. Он такой, потому что носит пиджаки с кедами – о да, еще недавно это было совсем не так уж секси и не в хорошем смысле провокационно.

В книгах по бизнесу не рекомендуют быть мягким и не соблюдать субординацию, надевать кеды и тем более даже смарт-кэжуал, если ты руководитель или стремишься руководить, ты не будешь воспринят достаточно серьезно, разве только толкаешь перед собой тележку с флешками, на которых хранятся биткоины и акции фейсбука. Если ты парень, который родился деликатным и чувствительным, даже не пытайся выбраться из своего уголка интровертов, успех для всех этих крутых и ярких, даже если ты понимаешь, что половина из них глупцы. Не сложно представить, да? Окей, но тебе нельзя быть даже этим парнем. Пожалуйста, будь кем-то другим, более незаметным, более удобным.

А у меня в голове эти шаблоны все никак не построятся в здравый смысл. Мне кажется, что мир задуман немного не так, не как система, где все поют в одном тоне. Скорее, пространство, где все мы в первую очередь люди, а не гендер или пол. Вы же знаете, что гендер – это социальная роль, а пол – это то, что определяется врачом визуально при рождении? Где можно узнавать и любить или не любить именно человека, личность, а не качество упаковки, процент соответствия стандартам и ожиданиям. Где акцент не на гонку вооружений, в том числе между друзьями, а на личный рост, где вы вместе и каждый сам по себе делают мир чуть более приятным местом обитания. А не навозную кучу, где так легко коллекционировать поводы для взаимной ненависти, их и так с лихвой.

Но это утопия, так нельзя, никто не хочет добровольно идти по пути сопротивления, особенно там, где мир по умолчанию сплошная битва за нормальную жизнь. В один момент сказать всем вокруг: “Такие дела, я больше не Ира, я всегда считала себя Лешей. Я все так же вас всех люблю, я все еще я, просто он”. В этот момент в кино обычно прерывается саундтрек и тишину прерывает случайный звук вроде упавшей вилки или зашипевшей в бокале сигареты, выпавшей из онемевшей руки.

Я была не такой, как все. Приступая к беседе с теми, кто не такой, я сжималась от сочувствия – лет этак восемь в школе с нездоровым упорством я пыталась стать “своей”. Не собой, а своей. Потому что, как говорят этологи, человек привык жить в стае и вне стаи ему чертовски небезопасно. Впрочем, современные исследования уже доказали, что с ростом интеллекта человек стремится отделиться от толпы. И корреляция прямо пропорциональна количеству этого интеллекта. Я перестала хотеть быть в стае и нашла себя. Так оказалось, что быть вне системы можно. И это не так уж страшно. Куда страшнее быть никем.

Я слушала, как транс-люди вынуждены были годами ходить в некомфортной, неприятной для них одежде каждый гребаный день просто потому, что общество иначе не примет, не будет работы и денег. Как вообще под запретом поход в бассейн или сауну, потому что в лучшем случае все будут пялиться. Как вообще никогда не сходишь на пляж. Как это – когда болеешь и не можешь просто взять и пойти к врачу, потому что придется в который раз пояснять, почему ты не такой и что с тобой “не таким” делать. И встречать это недоумение, неприятие, непонимание.

Будто кто-то из этих врачей или осуждающих лично выбрал из каталога возможностей свой пол, цвет глаз или место, где родиться, семью побогаче и любящих родителей. Будто хоть кто-то из нас привилегирован в каком-то из этих вопросов. В мире, где шанс на генетическую ошибку выше, чем шанс попасть в автокатастрофу, мы должны быть счастливы уже тем, что родились относительно здоровыми, с двумя руками и ногами. Но нет, продолжать гордиться расой или верой у нас все еще почетно, за это даже умирают, будто хоть кто-то уже вернулся с такой победы награжденным при жизни. Да, я не люблю фанатизм и битвы за веру.

А еще я не люблю слово “невозможно”. Не люблю слово “отверженность”. И гнев мой вскипает до краев, когда кто-то считает себя по умолчанию избраннее или “все равны, но я равнее”. Да, я легко могу снобничать на тему глупости, но только потому, что этот фактор всегда можно изменить. И если есть то, что сделает счастливее, если это всего-лишь форма одежды и другое имя – черт возьми, это такая херня в мире войн, эпидемий и катастроф. Серьезно, это почти ничего.

И как раз поэтому я преисполняюсь огромного уважения, когда встречаю тех, кто меняет себя. Кто однажды находит в себе силы быть тем, кто он есть, вместо бессознательной, отвечающей ожиданиям масс субстанции. Признавать, что по факту все, что у нас остается, когда мы остается одни, это мы. У меня есть я. И нет ничего важнее этого я, это самое ценное приобретение, и без него не будет и ничего другого. И если я несчастлив, то зачем вообще вся эта суета? Может, все-таки начать с себя?

Не выходить замуж за того, кто кажется папе хорошим парнем, не идти “по стопам родителей”, потому что так принято, не делать что-то, от чего внутри тебя все переворачивается. Делать то, от чего ты счастливее и цельнее, отчего в твоем мире немного лучше и светлее, отчего свои собственные пазлы складываются в правильные картины бытия. Для таких решений и тем более действий нужны гораздо более стальные “яйца”, чем для бокса – дать кому-то в лицо не сложно, куда сложнее сдержаться.

Вот этой смелости и умения слышать тонкий голос своего Я, вопреки злобно-испуганному грохоту голосов толпы, хочется пожелать совершенно каждому.

Вы бы чертовски удивились себе, если бы слышали себя чаще.

Читайте нас в Telegram-каналі, у Facebook та Instagram

Ми залишаємося незалежним та чесним жіночим виданням вже 7 років. На відміну від багатьох жіночих сайтів ми прагнемо відверто говорити про жінок та надати платформу для різноманітних голосів, які розповідають про справжнє життя, реальні проблеми жінок, їхні потреби, страхи, надії, про їхній досвід, успіх та досягнення. Кожна з нас заслуговує бути почутою. Кожна з нас може бути прикладом та натхненням для інших. Кожен, великий чи невеликий, внесок неймовірно цінний — він має важливе значення для захисту нашої редакторської незалежності та існування цього проєкту. Підтримайте The Devochki — від 50 гривень. Дякуємо!