Гастроснобизм, или Можно мне полусладкое?

від | Січ 17, 2017 | Дівчина говорить

«Что будете пить?» – задает вопрос официант в хорошем ресторане. Место славится винной картой, было признано лучшим винном рестораном страны в прошлом году. Мой спутник предпочитает красное сухое, ему легче, ведь в каждом «уважаемом» винном ресторане есть мальбек.

Невозмутимым тоном задаю вопрос, ответ на который знаю наперед: «У вас есть полусладкое?». Любой «уважающий» себя ресторан не держит в своих благородных подвалах полусладкого. На меня непонимающе смотрит официант. «К сожалению, нет», – отвечает он. В его тоне – сочувствие, в глазах – презрение, а в уме бегущей строкой читается только одна мысль: «Ничтожество».

Естественно, эта реакция человека, который десятый час на смене, слегка гиперболизирована, однако суть остается – полусладкое вино в «хороших» ресторанах  не подают. Почему? Наверное, такая ресторанная политика каждого отдельного заведения. Возможно, этому есть какое-то и более вменяемое объяснение.

Гастроснобизм, или Можно мне полусладкое?, The Devochki

Меня, среднестатистического посетителя, это мало волнует. Где-то слыхала, что полусладкие не считаются полноценным изысканным видом вина, поэтому в уважающих себя заведениях их не предлагают. Считаю, что если ресторан называет себя винным, в нем должны быть представлены разные виды вина, а не только те, которые считаются более благородными в кружке снобических ценителей с вкусовыми рецепторами, направленными исключительно в одну сторону. Что за дискриминация в гастрономии? Ведь по сути полусладкое вино отличается от сухого только процессом брожения.

В ресторане меня все пытаются успокоить рислингом, иногда помогает. А иногда приходится брать просекко – пузырьки скрашивают неприятный кислый вкус (приходится брать просекко – во, буржуазия!). Может показаться странным, но просекко я предпочитаю ламбруско или фраголино – под настроение. На едкие замечания «экспертов» в стиле «да это же просто компот» научилась практически не реагировать. Однажды зимой в компании ценителей вина (естественно, красного сухого) я заказала белое полусладкое. На меня с недоумением посмотрела знакомая и невзначай заметила, что не понимает, как это – заказывать зимой белое вино. Я промолчала, хотя не совсем поняла, какого черта мои предпочтения в вине должны соответствовать временам года. Аргументы в стиле «более богатый и насыщенный вкус» не впечатлили.

Развитие гастрономической культуры позитивно влияет на общество, которое придает значение не только факту наличия еды, но и ее качеству и правилам потребления. Только вот знать и делать – это разные вещи.

Кто из вас знает, как правильно чистить банан? Казалось бы – мелочь. Обезьянки, первобытные потребители, делают это с верхушки, а не с корешка, которым банан крепится к грозди. Этот факт просто убил наповал знакомого американца, который всю жизнь думал, что правильно чистил бананы, и в течении часа доказывал мне, что я делаю это ненормально. В итоге я по факту оказалась права, но что это поменяло? Ничего. А знаете почему? Да потому что похер, как правильно чистить банан. Если человеку хочется чистить его так – пожалуйста. Пусть хоть в кожуре его ест – почему это вообще кого-то должно волновать? Почему-то в нашей «тусовочке» всех волнует все.

Замечаю, что с развитием моды на гурманство появился и новый тип людей – гастроснобы. Гастроснобизм как явление для меня воплощается в презрительном отношении к людям, основанном на их гастрономических предпочтениях или вкусах.

Да, я люблю полусладкое и потому предпочитаю просекко ламбруско. И мне плевать, что ламбруско дешевле, а просекко дороже и «благородней». Если оно кислое и невкусное – какая мне разница, сколько оно стоит?

То есть я всем своим нутром, чутьем и спинным мозгом понимаю все усилия и старания, вложенные в сорт изысканного французского вина, ни в коем случае не говорю, что оно плохое или недостойно своей цены, но лично для меня в плане вкуса оно менее ценно, чем «Алазанская долина» из Грузии. И я не хочу этого стыдиться. И я не хочу оправдываться и чувствовать себя неловко.

Гастроснобизм живет в каждом из нас, у каждого просто своя болевая точка. Вася может считать, что пить водку без пива – деньги на ветер. Мне, например, больно смотреть, когда кто-то ест хачапури по-аджарски вилкой и ножиком. Или хинкали. Просто. Физически больно. Да и вообще вся грузинская кухня, как по мне, – она создана для рук, половина вкуса в том, что ты ешь это руками.

С другой стороны, если бы я не знала, как правильно ее употреблять, хватал бы меня припадок в каждом втором грузинском ресторане? Вряд ли. Кстати в самой Грузии я заметила, что люди как-то не делят вино на сладкое, полусладкое или сухое. У них есть «хорошее» и «плохое». Когда мы спросили у продавца из местной лавочки, какое у него есть вино, он ответил, что белое. На наши уточнения, какое белое: сладкое, сухое, полусладкое, он посмотрел на нас, как на идиотов, и невозмутимо ответил: «Ни сладкий, ни кислый, ни сухой – вкусный вино!».

Последний яркий пример гастроснобизма – случай в кофейне, которая стала одним из локомотивов кофейной культуры в Киеве. Камнем преткновения стал злополучный сахар, который “настоящий ценитель” никогда не положит в кофе.

Заведение, где кофейное зерно возводится в культ, никогда ранее не славилось дружелюбным сервисом. После ребрендинга надежда быть обслуженным, а не получить одолжение у официанта, вернулась. Я отношусь к той касте грешников, которая употребляет кофе с сахаром. Чтобы окончательно ухудшить мой образ: кофе чистым не люблю – слишком горький. А альтернатива – это вообще не мое, кислое все и непонятное. Однако на роль ценителя я никогда не претендовала, всего лишь субъективного потребителя капучино.

Меня всегда манил секрет чистого вкуса напитка, поэтому я потихоньку пыталась приучать себя уменьшать долю сахара, и спустя год капучино из хорошего кофе я могу смаковать иногда без сахара. Ирония в том, что когда я побывала в пресловутом заведении, то также получила кофе без сахара, но в отличие от прославившегося посетителя из фейсбука попросить его у официанта, которая уж очень по-снобски на нас глядела, постеснялась.

Почему я, девушка с высшим образованием, зарабатывающая себе на жизнь и на кофе по 70 грн за чашку, умеющая поставить на место нерадивых подрядчиков и уломать на сделку медленного клиента, стесняюсь попросить сахар у официанта?

Почему мне должно быть стыдно за то, что мои вкусовые рецепторы предпочитают данный продукт в такой комбинации? Почему я должна краснеть и опасаться того, что мой отзыв о кофейне может заскринить и выложить к себе на страницу пиар-стратег этого заведения?

Мне надоело стыдиться. Я ем суши без васаби и имбиря, потому что не переношу острое, но я не желаю объяснять это каждому надменному гастроснобу. Я не люблю бобовые. Вообще. Поэтому все ваши хумусы-шмумусы для меня – это перетертая каша, не более. Не люблю зелень, поэтому все изощрения в виде рукколы, эстрогана, петрушки или кинзы (которая для меня на самом деле просто острая) в 90% случаях не ценю. А за это ваше вечное «и укропчика чуть-чуть сверху» в каждом втором блюде вообще готова убить. Чеснок и лук – тоже не мое. А еще каши… кроме риса могу раз в год приготовить гречку. Зато готова употреблять макароны в любом виде каждый день. И еще я ем майонез. Это с моим-то гастритом. Каким бы хорошим ни был бы виски, я, скорее, предпочту «золотой» ром. И несмотря на то, что предпочитаю чистые коктейли в лучших барах города, я не падаю в обморок от ром-колы. Горжусь ли я этим? Совсем нет. Но есть одно «но»: я не хочу слышать чьего-либо осуждения.

Я знаю, как правильно. Я знаю, как мне нравится. А еще я знаю, что хороший виски не принято пить холодным, а мартини наоборот – употребляют очень холодным, но без льда. И тем не менее я не стану тыкать этим каждому в нос, хотя с удовольствием поделюсь этими минимальными познаниями.

Я «за», когда мне в ресторане советуют правильное вино под мое блюдо, рассказывают, как разделывать лобстера или кушать устрицу. Я была бы крайне признательна, если бы каждый грузинский ресторан предлагал гостю попробовать кушать хачапури руками и рассказал бы, почему хинкали едят именно так. Но я «против», когда меня осуждают за то, что у меня свои привычки и предпочтения. Мне не хочется чувствовать себя Джулией Робертс из фильма «Красотка», когда она была на встрече в ресторане. Только платье, как у нее, хочется.

Хочется от заведений хорошей кухни так же сильно, как и сервиса, чувства такта по отношению к гостю. Хочется от тех, кто разбирается, понимания и подсказок, а не замечаний и осуждения. Хочется принадлежать самому себе, знать, как правильно, но поступать, как хочется, и не чувствовать себя двоечником в школе за нарушение дисциплины.

Читайте нас в Telegram-каналі, у Facebook та Instagram

Ми залишаємося незалежним та чесним жіночим виданням вже 7 років. На відміну від багатьох жіночих сайтів ми прагнемо відверто говорити про жінок та надати платформу для різноманітних голосів, які розповідають про справжнє життя, реальні проблеми жінок, їхні потреби, страхи, надії, про їхній досвід, успіх та досягнення. Кожна з нас заслуговує бути почутою. Кожна з нас може бути прикладом та натхненням для інших. Кожен, великий чи невеликий, внесок неймовірно цінний — він має важливе значення для захисту нашої редакторської незалежності та існування цього проєкту. Підтримайте The Devochki — від 50 гривень. Дякуємо!