Как это – заболеть раком груди

від | Лис 3, 2016 | Дівчина говорить, Здоров'я

Дарина рассказывает, какой путь она прошла от диагноза до операции.

Два года назад я обнаружила уплотнение в груди, под соском. Оно было достаточно большое, но мягкое на ощупь и подвижное. Я сразу пошла к маммологу. Он сказал, что это – застой молока, и лечили меня мазями и гомеопатией. Ходила на контроль, делала УЗИ. Толком не было понятно, что это, но врач уверил, что ничего страшного. Я так приходила раз в полгода.

Как это – заболеть раком груди, The Devochki

Весной я нащупала уже какое-то затвердение и опять пришла к этому же маммологу. Он сказал: “Ладно, давайте его удалим у нас в клинике под местным наркозом, но сходите на всякий случай в Институт рака”. Там мне сделали маммограмму, биопсию и поставили диагноз: рак молочной железы. Слова врачей были: «Это рачок, деточка, ну все, готовься». Я говорю: «Я настроена еще деток родить». Они мне: «Тут главное жизнь сохранить».

Первому позвонила мужу, и, конечно, хотелось, чтобы анализы были не мои.

До операции я ходила к пяти врачам и почти стольким же после, параллельно консультировалась еще с двумя. Диагноз с момента первого анализа не изменился, только стали известны детали. Про врачей, наверное, можно писать отдельную статью. В государственных клиниках на тебе ставят крест уже только от упоминания онко.

Я стала искать своего специалиста, мне посоветовали хорошего хирурга в частной клинике, он был завотделением в Донецке. Молодой, говорил понятным мне языком, но по итогу оказался не лучше других.  Наше с ним общение сводилось к запугиванию и сарказму с его стороны. В результате мне пришлось сделать две радикальные операции, которых можно было и избежать. Назначенный курс лечения не поддержал ни один другой врач. Я делала операцию в частной клинике, и никто за все время моего там пребывания не сказал: «Дарина, ты молодец, все у тебя будет хорошо».

Никто не предлагает и не советует обратиться к психологу, мне пробиотики не назначали при приеме антибиотиков, не то что психолога. Но я ходила к очень хорошему специалисту, и она мне помогала переживать важные принятия решений.

С момента постановки диагноза до операции прошел месяц. Я проходила только обследования и сдавала анализы. Я делала УЗИ органов брюшной полости, УЗИ молочной железы, маммограмму, игольчатую биопсию, трепанобиопсию, КТ с контрастом, сцинтиграфию костей скелета.

Операций у меня было сразу две – это радикальная мастэктомия плюс удаление 9 лимфоузлов и двухсторонняя овариэктомия. Готовилась больше морально. Было очень страшно, как я перенесу наркоз, выйду ли я из него, как будет выглядеть мое тело после, будет ли мне больно.

Точную сумму, которая ушла на лечение, я сейчас сказать не могу, но это порядка 150 тысяч гривен на сегодня. Это операции, анализы, консультации, протез и специальное белье. Еще мне предстоит операция по реконструкции груди и каждые полгода проходить все обследования, которые я делала в самом начале. Я не прохожу химиотерапию и лучевую терапию. В моем случае самым дорогим оказалась операция.

Деньгами мне помогло такое количество людей, что я смогла перечислить 15 тысяч гривен девушке Марии, которая, слава богу, сейчас в ремиссии. Я бы хотела еще раз сказать “благодарю” всем людям, кто помог мне деньгами. Вы дали мне намного больше, чем просто деньги, это заряд энергии на жизнь.

Я не писала сразу об этом в социальных сетях только потому, что было очень много информации. Голова не успевала соображать и принимать решения. При этом оказалось очень много советчиков: мама, которая сползала по стеночкам, муж, который злился очень на всех и вся и абсолютно не хотел принимать ситуацию, и я, которая не знала, какой выбор правильный. Позже оказалось, что в социальной сети рассказать проще, ты пишешь свои мысли и эмоции, становится легче, и плюс я получила мощнейшую поддержку людей. Сначала мне не хотелось общаться с другими пациентами, мне хватило больницы. Потом попала в закрытую группу в ФБ и начала общаться с такими же девочками, как и я. И это очень мне помогает. Мы делимся информацией, поддерживаем друг друга, встречаемся на кофе. Но самое главное – мы понимаем друг друга. По-настоящему.

Детям я ничего не говорила в деталях, сказала только, что мне будут делать операцию и я буду какое-то время в больнице. Они все провожали меня в роддом, потому как в другие больницы я раньше не ложилась, и все ждали маленькую детку.

Мне очень было сложно принять тот факт, что у меня больше не будет детей. Никогда! Это еще очень болит. Я считала, что без груди я больше не буду женщиной, но оказалось, что сейчас я стала наоборот больше подчеркивать свою женственность. Стала носить платья и юбки, чаще делать макияж.

В магазине белья со мной случился какой-то острый приступ осознания. Я чуть не расплакалась, мне как-то стало сильно грустно, больно, обидно, горько. Но при этом, чем меньше заострять внимание на этом, тем легче это принять. В целом мне очень помог тот факт, что я все равно умру. Рано или поздно, но умру. После операции я очень злилась на себя, что я не могу делать элементарные вещи – одеться сама, помыть голову, порезать хлеб, банально руку поднять. Я начала заниматься пилатесом и с каждым разом старалась больше разрабатывать руку. Конечно, и сейчас я еще испытываю дискомфорт, но я привыкла к этой особенности. Касаемо белья, подобрать специальное оказалось огромной проблемой. У нас есть представительство всего одной компании, которая продает такое белье, и все два бюстгальтера своего размера я уже купила.

Есть такое понятие, как 5-летняя выживаемость – если пройти этот рубеж без рецидива, то можно считать себя вполне здоровым человеком. На сегодня я должна сдавать анализы каждые три месяца, каждые полгода проходить плановые обследования и на протяжении 5 или 10 лет пить антигормональные лекарства.

Жизнь поменялась. Надо учитывать особенности. Не носить больше трех килограмм, подбирать одежду, постоянно заниматься зарядкой. И еще я очень четко поняла свои страсти в жизни, я поняла, почему появилась болезнь и почему в моей жизни происходили те или иные события. На сегодня это все обрело смысл, логику и структуру.

Читайте нас в Telegram-каналі, у Facebook та Instagram

Ми залишаємося незалежним та чесним жіночим виданням вже 7 років. На відміну від багатьох жіночих сайтів ми прагнемо відверто говорити про жінок та надати платформу для різноманітних голосів, які розповідають про справжнє життя, реальні проблеми жінок, їхні потреби, страхи, надії, про їхній досвід, успіх та досягнення. Кожна з нас заслуговує бути почутою. Кожна з нас може бути прикладом та натхненням для інших. Кожен, великий чи невеликий, внесок неймовірно цінний — він має важливе значення для захисту нашої редакторської незалежності та існування цього проєкту. Підтримайте The Devochki — від 50 гривень. Дякуємо!