Светлана Шпаченко о вине, искусстве и школе живописи

від | Гру 17, 2015 | Дівчина говорить

Мы продолжаем винные беседы в баре Vinsanto. Второй нашей героиней стала художница, создательница школы живописи Eatmore ART Светлана Шпаченко.

Светлана Шпаченко о вине, искусстве и школе живописи, The Devochki

Со Светланой мы говорили о вине, путешествиях, искусстве и что вообще значит «рисовать»?

Светлана Шпаченко о вине, искусстве и школе живописи, The Devochki

Мы стараемся пробовать все

Светлана, скажите, есть у вас какие-то предпочтения в выборе вина?

Смотря какое время года. Например, красное – всегда зимой, а летом – белые и игристые. Просекко или вот это, что вы мне сейчас предложили, вполне подойдет. Во время фестиваля молодого вина – конечно же, божоле! Его лучше пить в первую неделю, потому что оно легкое и веселое, плюс не хранится долго.

Есть винолюбители, а есть виноэксперты. Вы к кому себя больше относите? К экспертам, которые могут и поговорить о вине, или только вкусненько попить?

Просто попить, но очень важно, где, когда и с кем пить. Когда встречаешься с подружками, все равно, что пить: и рислинг, и ламбруско. Я люблю, чтобы вино сочеталось с едой. К рыбе всегда беру белое, но я плохо в нем ориентируюсь, поэтому прислушиваюсь к рекомендациям специалиста в заведении. Один раз на озере Комо я попробовала вино GAJA и оно идеально сочеталось с едой, видом на горы, компанией. Это мой вариант. Когда вино к месту. Месяц назад в Париже мы с мужем пили портвейн и сидели на обочине перед концертом Патти Смит. Это тоже было к месту.

Я знаю, что вы много путешествуете. Возникают соблазны попробовать что-то такое локальное, чем славится тот или иной регион, та или иная страна? Или все-таки выбираете то, что хорошо вам известно?

Мы пытаемся пробовать все. В Португалии – португальские вина. Если мы приезжаем в Испанию, то пытаемся попробовать испанские вина. Французские и Итальянские потрясающие почти всегда. В Азии вообще нет хороших вин, поэтому там мы особо не экспериментируем.

Есть какие-то яркие впечатления как раз от локальных напитков?

Самое яркое впечатление у меня было в Милане. Мы с мужем гуляли, шел дождь, ужасная погода. Вышли ночью, а на улице жесть – дождь валит. Это было зимой. Мы в обычной зимней одежде, в каких-то уггах, вообще без настроения, и видим кафе – куча итальянцев, все выпивают. Мы такие: «Ну, давай зайдем». Вход туда три евро стоит. Платишь и тебе безлимитно наливают вино и приносят какие-то снеки. Вот честно, это было самое вкусное вино, которое я когда-либо пробовала. И самое прикольное, что хозяин заведения сам выбирает вино, выносит его и рассказывает короткую историю. В этом есть какая-то магия.

Божоле! Его лучше пить в первую неделю, потому что оно легкое и веселое, плюс не хранится долго

Светлана Шпаченко о вине, искусстве и школе живописи, The Devochki

Я залезла на стол в ресторане и пела песню Эдит Пиаф «Милорд» и все гости мне подпевали

Есть у вас какие-то винные традиции? Вот мы уже говорили про вино с подружками. Может быть, бокал вечером наедине с собой?

Как-то с подружками в начале лета устроили себе вечер просекко. Мы выпили все просекко в заведении, и я пела по-французски со всем присутствующими. Я залезла на стол в ресторане и пела песню Эдит Пиаф «Милорд» и все гости мне подпевали. С тех пор появилась такая маленькая наша группа «Милорд», и по пятницам или субботам мы с девочками стараемся собираться на девичник с французскими песнями.

Вы – человек искусства. С одной стороны, искусство и вино – это такой стереотип, с другой, все-таки вино – очень творческий напиток. Как вы думаете?

По воскресеньям я стараюсь ученикам в студии сделать какой-то подарок, например, принести бутылку хорошего вина. А недавно мы с ученицей в перерыве пошли в кафе, и как раз был фестиваль божоле нуво. Мы взяли несколько бутылок с собой. Это очень подняло настроение. Был какой-то четверг, люди приехали на урок после работы уставшие, а тут у них праздник молодого вина. В прекрасном настроении мы слушали классную музыку. И картины получились хорошие. На удивление.

На удивление?

Да. Если люди сильно выпивают, они потом не очень контролируют себя. Тут получилось, что вся группа перенеслись в параллельную вселенную. У нас играл французский шансон 20-30 годов, и ученики почувствовали себя на Монмартре в Париже.

По воскресеньям стараюсь ученикам сделать подарок, например, принести бутылку хорошего вина

Светлана Шпаченко о вине, искусстве и школе живописи, The Devochki

Я пишу в основном маслом, но иногда хочется акварели

Насколько я знаю, вы начинали школу с занятий на улице, а после этого появилась студия и сейчас вы планируете расширяться. Изначально думали о таком развитии?

Я много лет занимаюсь искусством, сама пишу и читаю много литературы, стараюсь посещать много музеев, узнавать, как все развивается. Беру уроки в разных странах. Потому что это новый опыт, новые знания и очень отличается от школы живописи постсоветского пространства. Когда приезжаю в Киев, мне тоже хочется взять какой-то курс. Подтянуть свои знания. Я пишу в основном маслом, но иногда хочется акварели и мне нужен специалист именно в этой области. Три года назад я  начала в Киеве искать какие-то мастер-классы или школы и поняла, что с этим у нас все грустно очень мало хороших школ. Особенно с нестандартным подходом. Весь подход он какой-то такой сложный, не душевный.

Классический?

Да. Рисуем шар, рисуем куб. Я подумала: «Как же хочется сделать что-то, где каждый из преподавателей сможет, пропустив через себя все искусство, все знания сформировать в какой-то очень простой и легкий для понимания человека набор знаний». Я начала делиться своим художественным опытом со знакомыми, которые давно хотели, чтобы я показала, как рисовать. Постепенно знакомых стало много, они стали приводить друзей, потом мы сняли студию, а теперь уже и в двух студиях нам тесно. Наш подход такой, чтобы каждый человек в своем ритме, в своем темпе развивался как художник.

Сколько у вас сейчас преподавателей?

Сейчас у нас уже каникулы. За год сменяется огромное количество преподавателей, больше десятка. Я стараюсь привлекать разные направления. Мы специализируемся как школа живописи маслом, но можем привлечь преподавателя по графике, акварели и каллиграфии, чтобы у наших учеников были общие знания по другим предметам.

Сейчас у вас каникулы, а как изменится студия после?

Мы взяли паузу в три месяца, потому что мы все время работали без перерывов, чтобы отдохнуть и сделать перезагрузку. Мы решили, что после будем искать новое большое помещение. У нас было две студии рядом – детская и взрослая, и получается, что ни дети, ни взрослые уже не помещаются.

Наш подход такой, чтобы каждый человек в своем ритме, в своем темпе развивался как художник

Светлана Шпаченко о вине, искусстве и школе живописи, The Devochki

Дети получают полную свободу, никакого контроля, их не заставляют ничего делать

Скажите, а с какого возраста дети у вас могут заниматься?

Есть две группы с 3 до 6 лет и старше – от 6 до 11. Мы не просто учим детей рисовать, вернее, мы вообще не учим детей рисовать. Мы их знакомим с искусством – современным и классикой. Например, у нас был урок, посвященный Жану-Мишелю Баския. Мы купили картонный дом, чтобы они его сами собрали, дали маркеры, краски, мелки, и они на этом доме рисовали граффити. Дети показали свою интерпретацию после того, как послушали о художнике. Дети получают полную свободу, никакого контроля, их не заставляют ничего делать. Мы не рассказываем им всю историю, какие-то короткие тезисы: Нью-Йорк, друг Энди Уорхола, стрит-арт и они запоминают. Мы «изучали» японскую художницу Яёи Кусама – заказали белых шаров, освободили полностью комнату от мебели, дали детям наклейки разного цвета и маркеры. Они могли рисовать на шариках, на стенах, на всем что угодно, клеить кружочки, таким образом создавая свое особенное арт-пространство. Мы воссоздали инсталляцию Obliteration Room, одновременно воспитывая в детях любовь к современному искусству в целом, и эпатажным инсталляциям в частности.

Для взрослых есть какая-то обучающая программа?

Мы отказались от лекций. Лекции без практики не имеют никакого смысла. У нас есть тематические уроки: 10-15 минут лекция по сюрреализму или пуантилизму, а потом мы пишем картины художников, которые работали в этом направлении. Но, честно говоря, любые знания должны быть системными. Нельзя вырвать из контекста какой-то кусок. С детьми проще, со взрослыми, к сожалению, так не работает. Я поняла, что лучший вариант – брать какую-то картину и, пока ученик пишет, я рассказываю все об этом художнике, об искусстве, с какими художниками он работал, как техника менялась в разные периоды его жизни.

Как мне кажется, чаще всего в школу ходят девушки. Какая у них мотивация?

Каждая девочка чувствует, что она хочет развиваться, хочет каких-то дополнительных эмоций, дополнительных знаний. Потому что живопись – это удовольствие. Когда девочки пишут картины, они выражают свои эмоции, отвлекаются и думают как раз о прекрасном больше, чем о том, что они в пробках постояли три часа. Они переключаются.

Если я замечаю, что у кого-то начинает получаться, начинает становиться рука, я стараюсь очень много внимания уделять таким людям и не отпускать их. Не физически, а так, чтобы искусство в их жизни не заканчивалось. Если я вижу, что девочка сейчас в другом городе – посоветую ей музей, если знаю, какие картины ей нравятся, – посоветую купить книги. Выходит, человек вовлечен в искусство. Идея школы была в том, чтобы потреблять больше искусства, отсюда и название: Eatmore ART.

Когда девочки пишут картины, они выражают свои эмоции, отвлекаются и думают о прекрасном

Светлана Шпаченко о вине, искусстве и школе живописи, The Devochki

Что касается искусства в Украине – это суперклассная вещь

Школа – это тоже творческая реализация?

Со школой другая история. Получается, когда ты пишешь, ты творишь сам. А когда ты учишь, то творит кто-то другой и личные идеи не реализовываются. Поэтому для художника часто тяжело преподавать: он не может разделить свое искусство и искусство ученика, происходит диссонанс. Я научилась абстрагироваться от себя во время урока. Есть только ученик, его потребности и его живопись.

Есть люди, которые считают, что они не умеют рисовать. Есть смысл пробовать?

Что такое рисовать? Это владеть инструментарием. Знать, какая кисточка, как смешивать краски, сколько красного и синего смешать, чтобы получить идеальный фиолетовый. Можно научить человека владеть инструментарием. Можно поставить человеку руку. Преподаватель развивает в человеке способность видеть. Замечать, как падает свет, как падает тень. Как выглядит объект, какого он цвета. Потом преподаватель учит человека искать идею, выражать свои эмоции. Если есть желание и стремление, то любой может научиться рисовать.

Вы общаетесь с украинскими молодыми художниками? Сложно ли быть именно художником, позиционировать себя как художник в Украине?

Общаюсь. Конкуренции особой нет. Все работают в разных стилях, у каждого есть своя аудитория, я всегда буду со своими заказчиками. У меня был один преподаватель, он очень классно писал картины, и, когда у меня заказчица спросила: «У тебя есть что-то из твоих картин?», я ответила, что у меня нет, а у него есть. И я с большой радостью продавала его картину. У меня нет ощущения, что кто-то где-то у кого-то что-то заберет. Что касается искусства в Украине – это суперклассная вещь. Картины, которые выглядят здорово, должны содержать идею и хорошую технику. В основном у многих художников есть техника, но нет идеи. Или наоборот. Есть идея, но нет техники. За счет этого конкуренция очень низкая. Хороших картин, если послушать друзей-архитекторов, днем с огнем. Есть современное, связанное с политической ситуацией или событиями, но такое домой или в ресторан не повесишь. . Мои картины – они больше интерьерные, я не претендую на какое-то высокое искусство и в музее современного искусства я не планирую делать выставку. Мне нравится, что я делаю что-то классное и простое. Людям это нравится – они покупают. Я не пытаюсь сделать что-то сверхъестественное, стрелять в холсты кровью – это мне не подходит. То есть, мое искусство, оно не концептуальное. Оно простое и такого искусства очень мало. Поэтому на мои картины такой большой спрос.

Мне нравится, что я делаю что-то классное и простое. Людям это нравится – они покупают

Светлана Шпаченко о вине, искусстве и школе живописи, The Devochki
Светлана Шпаченко о вине, искусстве и школе живописи, The Devochki

Я передавала города с помощью фруктов

Прошлую свою выставку «Дикий фрукт» вы привезли из путешествия. В поездках вы делаете эскизы, зарисовки, скетчи? Или просто все хранится в голове, а со временем это становится картиной?

Когда я была в Азии, придумала свою выставку «Дикий фрукт», которая была прошлой осенью. Конечно, спасали скетчи – я делала зарисовочки. Сформулировала какую-то свою идею в голове и потом, спустя 2-4 месяца, начала эту идею реализовывать. Я передавала страны с помощью фруктов. Например, ночной Сингапур с помощью инжира. Получается, что мне пришлось приехать в Киев, поехать на разные рынки, посмотреть весь инжир у всех бабушек, во всех магазинах, потому что мне нужен был именно тот, который выглядит, как мне нужно. Я привезла это все домой и мой муж сказал: «Что ты делаешь, женщина». У меня стояли огромные холсты, много видов краски и эти нарезанные инжиры, и я таки образом создавала этот проект.

Вы всегда привозите идеи из путешествий?

Мы ездим просто потому, что хотим куда-то поехать, а если это повлияет на создание выставки – будет круто. Не всегда так бывает. Мы в прошлом году ездили на зимовку, я такая: «Все, я придумала целую выставку, сейчас все сделаю». И вот я за год не написала ни одной картины. Потому что я занималась школой, вела на уроки. Получается, что идея не до конца созрела, надо дать ей время. Я не спешу. Не надо торопиться, не надо пытаться дожимать какие-то идеи. Не надо планировать какие-то выставки. То есть, если идет – надо писать. Если не идет – надо выдохнуть и заняться чем-то другим. Я в основном школой занимаюсь, какими-то проектами своими и все.

Идея не до конца созрела, надо дать ей время

Светлана Шпаченко о вине, искусстве и школе живописи, The Devochki

Prosecco Rivani Brut DOC

Легкое, освежающее, восхитительно элегантное итальянское игристое, созданное из винограда сорта глера в винодельческом регионе Венето. Отличается цветочным ароматом, нежными нотами белых ягод и грейпфрута во вкусе и  изящной горчинкой в послевкусии. Идеальный аперитив.
Светлана Шпаченко о вине, искусстве и школе живописи, The Devochki

Bourgogne Chardonnay Louis Jadot

Бургундская классика – виноград сорта шардоне, собранный в регионе Бургонь. Самое «французское» белое вино. Строгое, с яркими нотами яблок и груш и плотной минеральностью. Рекордсмен по количеству медалей и наград.

Светлана Шпаченко о вине, искусстве и школе живописи, The Devochki

San Zopito Montepulciano d'Abruzzo

Нежное итальянское вино из сорта винограда монтепульчано д’абруццо. Отличается тонами специй и вишни в аромате, тонким сливовым вкусом, мягкими танинами и долгим послевкусием.

Мнение Светы:

Мне оно немножко кисловато. Для меня, наверное, такое игристое вино немножко кислое. 

Мнение Светы:

Это классное. А наливают белое вино в такие бокалы, да?

Мнение Светы:

 Бутылка и вино потрясающие просто. Я просто очень люблю красные вина.

Читайте нас в Telegram-каналі, у Facebook та Instagram

Ми залишаємося незалежним та чесним жіночим виданням вже 7 років. На відміну від багатьох жіночих сайтів ми прагнемо відверто говорити про жінок та надати платформу для різноманітних голосів, які розповідають про справжнє життя, реальні проблеми жінок, їхні потреби, страхи, надії, про їхній досвід, успіх та досягнення. Кожна з нас заслуговує бути почутою. Кожна з нас може бути прикладом та натхненням для інших. Кожен, великий чи невеликий, внесок неймовірно цінний — він має важливе значення для захисту нашої редакторської незалежності та існування цього проєкту. Підтримайте The Devochki — від 50 гривень. Дякуємо!