Как я стала микрофотографом

від | Вер 16, 2015 | Дівчина говорить

Мария Савоскула  умеет фотографировать шампанское таким, каким его никто не видит. 

Часто люди называют микрофотографией снимки с помощью макрообъектива. Это совсем не так. Макро – жучки, паучки, пчелки. Микро – совершенно непонятная вещь, которую не сфотографировать без специального оборудования.

workИдея снимать микро подсказал человек, который помогал мне найти свой стиль в фотографии. Он видел, что я люблю макросъемку. Замечал мои постоянные вылазки в пять утра поснимать еще сонных насекомых или часы, проведенные в студии с одним-единственным цветком в поисках его идеального ракурса.

Это давало неплохие результаты. И вот в один прекрасный день он сказал: «Ты же любишь снимать макро, попробуй сделать проект по микрофотографии». Я обрадовалась этой идее, как ребенок.

Наверное, каждый из нас помнит школьные уроки биологии, где среди толпы одноклассников тебе на пару секунд удавалось заглянуть в окуляр микроскопа и увидеть там нечто совсем непонятное и прекрасное. Тогда мы не знали, что в микросъемке мало фотографии, зато очень много науки. Так я подвязалась на long term project, который длится и по сей день.

Первое, что я нашла по этой теме, была галерея фотоконкурса Nikon’s Small World . После восторга от красоты и разнообразия картинок меня привалило грузом непонятных слов, которые должны были рассказывать о том, как эта красота снята. В начале было трудно. Понять, что такое дифференционно-интерференционный контраст и поляризованная микроскопия без научного образования казалось нереально. Попытки найти ответы в википедии ничем не закончились. Долго не могла купить микроскоп, потому что не знала, какой именно метод микроскопии буду использовать.

work2

Дальше был круговорот событий, знакомств с учеными и стуков в незнакомые лаборатории с фразой «Здравствуйте, у меня есть вот такая идея, не могли бы вы мне помочь советом».

На меня сначала смотрели как на идиотку, которая нарушает спокойствие и тишину научных кабинетов, а потом начинали рассказывать, показывать и отсекать ненужные мне методы съемки. Человеческий фактор, улыбка и честность всегда были решающими.

Сейчас у меня дома стоит неплохой микроскоп базового уровня и 150 стекол (препаратов) с тканями животных, растений, человека и даже образец шампанского. После проекта «The Essence» я сама сверстала и издала электронную книгу, которая теперь доступна на ITunes всем, у кого есть не украинский AppleID.

Самое интересное в работе то, что ты никогда заранее не можешь предугадать, что получится в результате. Я знаю, что так говорят практически все фотографы, которые идут на съемку. Но тут все совсем иначе – ты держишь в руках маленькое стеклышко, на котором виднеется какая-то точка то ли розового, то ли сиреневого цвета, и ты просто не можешь знать, какая фотография получится через пару часов.

В препарате стебля тыквы я нашла компанию черепов в розовых очках, а в разрезе семечки пастушьей сумки – бегущего на поводке терьера (хотя были друзья, которые никак не могли увидеть терьера, зато сразу сказали, что видят силуэт рыбы камбалы). Однажды у меня было два одинаковых препарата стебля липы из разных купленных комплектов, на одном препарате были красивые симметричные круги, с такой же геометрией, как у спиленного дерева, а с другого – на меня смотрел кит, поднимающийся из глубин океана.

Как и в любой абстракции, здесь каждый увидит что-то свое. Смотря на микрофотографии, ты всегда увидишь китов, драконов, терьеров или даже галактику. Но если ты не ученый, ты никогда не сможешь сказать, что это такое на самом деле – кукуруза, дерево или вообще нервные клетки человека.

Тем более, что цветовая гамма фотографий никогда не будет совпадать с тем, что мы видим в природе. Ведь на самом деле практически любой тонкий срез животного, растения или человека будет прозрачным и бесцветным. Цвет ему придадут специальные красители, каждый из которых будет окрашивать только определенный тип клеток. Когда я фотографировала грейпфрут, то у меня было два красителя – оранжевый и голубой. Оранжевый почему-то не хотел прокрашивать ткани шкурки, зато голубой дал отличный контрастный рисунок.

work3

У меня есть объективы с разным коэффициентом увеличения от 4-х до 100 крат, и каждый раз, когда я щелкаю, меняя их, картинка в окуляре полностью меняется.

Это как аэрофотосъемка – можно снять весь пейзаж, включая в кадр горизонт, поля, горы, речку с притоками и леса, а можно поменять объектив и сфотографировать одно-единственное дерево.

Освоив один вид съемки, я учусь дальше. Для последнего проекта мне нужно было фотографировать шампанское. Это совсем другая методика – нельзя сделать тонкий срез и окрасить его в какой-то цвет. Пришлось высушивать каплю шампанского на стеклышке, чтобы там остались кристаллы сахара, которые уже можно рассмотреть под микроскопом. Первый раз мы с учеными слишком поспешили и слишком сильно подогревали шампанское, в результате, вместо того, чтобы испариться, жидкость сварилась и по лаборатории разнесся приятный запах карамели.

Этот проект дал мне понять, что безвыходных ситуаций не бывает. Всегда можно найти человека, который разделит твой восторг и для которого твоя проблема окажется вообще не проблемой, и он обязательно поделится рецептом ее решения с тобой.

С 17 сентября мои работы, для которых я научилась фотографировать шампанское, будут представлены на выставке, посвященной открытию парфюмерной галереи parfum büro  (Кожемяцкая, 18) и презентации аромата Remarkable people от французского дома Etat Libre d’Orange.

Читайте нас в Telegram-каналі, у Facebook та Instagram

Ми залишаємося незалежним та чесним жіночим виданням вже 7 років. На відміну від багатьох жіночих сайтів ми прагнемо відверто говорити про жінок та надати платформу для різноманітних голосів, які розповідають про справжнє життя, реальні проблеми жінок, їхні потреби, страхи, надії, про їхній досвід, успіх та досягнення. Кожна з нас заслуговує бути почутою. Кожна з нас може бути прикладом та натхненням для інших. Кожен, великий чи невеликий, внесок неймовірно цінний — він має важливе значення для захисту нашої редакторської незалежності та існування цього проєкту. Підтримайте The Devochki — від 50 гривень. Дякуємо!
Навчання за кордоном: три різні історії українок 

Навчання за кордоном: три різні історії українок 

Однією з причин еміграції може бути навчання. За даними 2017-2018 років, 8% українського студентства навчається за кордоном і лише 20% планують повернутися. Ірина поспілкувалася з трьома українками, у кожної з яких своя історія: одна з них залишилася, інша повернулася додому, а ще одна почала втілювати свою мрію в місці, яке вважала лише тимчасовою точкою.